April 17th, 2007

tigra

День четвертый

Утро от чего то не было добрым. Настроение нехорошее. Как в анекдоте- такое настроение пропадает, можно я пну вашу собачку… Р-р-р. Куда делась вся радость, веселость.. нет желания смеяться. Хочется придти домой, закутаться в одеяло и писать грустные стихи…
Разбиваются об пол слова, на улице тучи сгущаются сильнее и сильнее, ветер пронизывающий. Слезы бьют изнутри и снаружи. А в одеяле тепло. Мягкое одеяло против усиливающегося ветра. В этих спорах не ясно сперва, Это тоска. Весенняя тоска по лету. Что бывает и будет похуже. Да. Скоро уже лето. Трава, деревья- все тонет в зелени. Не желая себе изменить, А сейчас серый город, унылые улицы. Заставляем меняться друг друга. Даже люди меньше улыбаются. Бессознательно дергаем нить Все ждут солнца, даже маленькие воробьи и синички. За пределы запретного круга. А сейчас идет дождь. Мрачный, какой то не весенний. И пытаемся перетянуть то, А лето, вот оно, почти рядом. Что движется параллельно. Ах, лето, лето. Все ждут тебя. А опомнимся вдруг где-нибудь, Зато сейчас можно уже примерять летнюю одежду. Так опомнимся каждый отдельно. Зачем стремиться к тому, что так неясно.. Будем жить днем настоящим. Просто расслабимся и будем жить, радуясь дождю и изредка выглядывающему солнышку…
tigra

День пятый

У нее могло быть любое имя. И произойти это могло где угодно. Она всегда мечтала научиться летать. К сожалению, она все-таки не научилась.
Ее звали.. А впрочем, неважно. Не отличаясь особой красотой, Она очаровывала своей милой улыбкой. Лев Толстой писал, что человека можно определить по улыбке- хороший человек тот, кому улыбка идет. С раннего детства Она мечтала научиться летать. Она частенько выходила на крышу и смотрела на вечерний закат, мечтая, что когда-нибудь с птицами полетит куда-то далеко-далеко.. Она не хотела быть взрослой, одевалась так, чтобы было удобно, у Нее не было ни помады, ни туши для ресниц. А подростковые темы как- будто Ее вообще не касались. Но взросление все же приходит. И в один прекрасный день, проснувшись утром и сев на кровати, Она обнаружила какую-то перемену в окружающем мире.
Со смутным предчувствием чего-то надвигающегося Она отправилась в университет. И тут Она увидела Его. Надо отдать ему должное: глаза голубые, высокий рост, осанка, легкая небрежность волос. Этакий элитный девятнадцатилетний разгильдяй. Она стояла как вкопанная и смотрела на него. А он остановился в двух шагах и весело болтал с самой популярной университетской красоткой. Та кокетливо пожимала плечами, убирала челку со лба, закатывала глаза и мило ухмылялась, слушая его. Когда красотка удалилась, чмокнув Его на прощание, Он вышел на крыльцо, достал сигарету и закурил. И тут его взгляд упал на девчонку, наблюдающую за ним. Он улыбнулся, подмигнул, сошел с лестницы и направился к своему серебристому мопеду. А Она побледнела от его улыбки и все смотрела… День прошел как в тумане. Дома мама нагрузила какой-то работой. Но вся эта суета была покрыта пеленой. Реальным в Ее сознании был только Он.
Через 2 дня Она столкнулась с ним все на той же лестнице у дверей университета. От неожиданности Она выронила сумку, из которой посыпались тетради и ручки. Он с извинениями принялся помогать Ей собирать вещи, и в голове у Нее помутилось. Блондинка подоспела вовремя и, бросив косой взгляд на соперницу, взяла Его за руку и повела прочь. А она ощутила такой сильный прилив тоски, что засосало под ложечкой. Мысли о Нем, как надоедливая муха, сопровождали Ее повсюду. Она встречала Его в университете то тут, то там. Он улыбался Ей, изредка здоровался.
Однажды Он подошел к Ней и заговорил. Она не помнила, как они договорились сходить в кино. Все было ,как в тумане: Он, Она, слова, бумажка с Ее телефоном. Для того, чтобы привести себя в приличное состояние, Ей пришлось попросить у мамы денег на парикмахерскую. Она даже решилась надеть скромное, элегантное платье, непонятно каким образом очутившееся в Ее гардеробе. Мама не знала, как благодарить судьбу за то, что у ее дочери, наконец то, заблестели глаза. Она много шутила, смеялась, на щеках горел румянец.
И вот настал тот вечер, когда Он должен был заехать за Ней на своем серебристом «коне». Маме Она сказала, что поедет в кино, а после останется ночевать у своей двоюродной сестры. В подъезде Она накрасила впервые в жизни губы и распустила волосы. Кино было жутко романтичным, но Она не уловила его сути, потому что нервничала и сидела как на иголках. Пальцы Ее были ледяными, а сердце оглушительно колотилось о ребра. После кино они заехали к Нему в гости выпить чаю, но почему-то Он налил в высокие бокалы вина и приблизившись вплотную, поцеловал. Она думала, что рухнет в обморок, потому что в глазах потемнело и руки- ноги стали вялыми. Девочка сделала слабую попытку вырваться, но парень держал ее крепко. Под утро Она тише мыши прошмыгнула в свою комнату.
Она долго не могла заснуть- то и дело мечты рисовали Ей яркие картинки: вот Он, встав на одно колено, делает .ей предложение, вот Она сияет рядом с Ним в свадебном платье. И все в этом духе. Ей было интересно, заметит ли кто-нибудь перемену, произошедшую с Ней за эту ночь. Конечно, никто ничего не заметил. Но Ей было почти все равно: ведь у Нее был Он. Она Его не увидела в университете. И вечером Он не позвонил. На следующее утро Она проходила мимо университетского туалета и услышала, как девушки увлеченно разговаривают о чем-то, упоминая Его имя. Она спряталась за дверью и стала слушать, стараясь унять дрожь во всем теле. « У них скоро свадьба. Пожениться хотят. Он говорит, что любит. Вы же знаете Его. Он такой ветреный!»- рассказывала белокурая красотка. Голову Ей сковало железным обручем. Она с трудом оттолкнулась от стенки и поплелась в аудиторию. Он стоял, держа свою подругу за руку, и что-то мурлыкал ей на ухо. Она подошла к Нему и сквозь слезы посмотрела в лицо. «Чего тебе?»- перестав улыбаться, спросил Он. «За что? Почему я?»- прошептала Она. Девица ожила и с негодованием выпалила: «Ты что, кикимора, в своем уме вообще?». Он крепче взял невесту за руку и без всякого выражения проговорил: «Не кипятись. Девочке видимо что-то приснилось». Красотка кисло улыбнулась, и они направились к выходу, а у Нее было такое чувство, что даже стены злорадно, во весь голос, хохочут над Ней. Но окружающему миру на самом деле было все равно.
Из университета она ушла раньше, сославшись на плохое самочувствие. Прокручивая в голове из последнюю встречу, Она отправилась на свою любимую крышу. Солнце светило ярко, на небе ни облачка, радостно щебетали на карнизах воробьи. Весна наступила уверенно, предвещая радость и надежду. Она подошла к краю крыши и посмотрела туда, где птицы рисовали на небе ломаные линии. Глотая слезы, Она сделала глубокий вдох и расправила крылья… Она мечтала научиться летать.